NAISTE JA MEESTE VÕRDÕIGUSLIKKUS     |     Choose language Tööhõives osalemineУчастие в трудовой занятости

Говоря о работе, в первую очередь, следует различать, ищет ли работу в настоящее время неработающий человек и готов ли он приступить к работе, или же данный человек явно предпочитает не работать либо быть экономически неактивным.

Термины «рабочая сила», « экономически активное население», «экономическая активность» и «участие в экономической жизни», все как один, ссылаются на одно и то же международное определение «экономически активного населения». В статистике чаще используется термин «экономическая активность» вместо «работа». Определение экономической активности за годы настолько расширилось, что оно стало включать и предложение рабочей силы для производства товаров и оказания услуг, как это определяется и в системе национальных счетов Организации Объединенных Наций (СНС ООН). К экономически активному населению как лица, производящие товары и оказывающие услуги, так и те, кто желает их производить и оказывать, будучи свободным для этого, но кто в действительности этого не делает. СНС ООН классифицирует как относящиеся к данному термину производство товаров и оказание услуг, предназначенных для рынка, а также производство товаров для своего потребления в домашнем хозяйстве, но не включает услуги, бесплатно оказываемые в домашнем хозяйстве для своего потребления. Такие услуги обычно обозначаются как «хозяйственные работы», к которым относятся такие виды деятельности, как приготовление пищи, уборка, а также уход за детьми и другими членами семьи.

МОТ дает определение экономической активности как «любая работа, выполняемая за вознаграждение или с целью получения дохода» и уточняет, что к производству экономических товаров и оказанию услуг относятся производство и обработка сельскохозяйственной продукции, а также производство прочих товаров для своего потребления.

Хотя удельный вес экономически активных женщин в последние десятилетия вырос, во всех регионах мира процентное участие женщин в хозяйственной деятельности было и является даже сейчас сильно недооцененным и не включает неоплачиваемых хозяйственных работ.

По словам Регини (Regini 2000 стр. 11), рынок труда традиционно является одной из наиболее регулируемых сфер в экономических системах Запада, имеем ли мы дело с регламентами законодательного и государственного административного аппарата, коллективными соглашениями, корпоративными системами, привлекающими социальных партнеров к формировании политики в отношении рынка труда, или же с сетями коммуникаций, ограничивающими поведение участников рынка труда. В отличие от весьма открытого рынка труда США, рынок труда европейских стран до сих пор рассматривается как в целом более регулируемый и жесткий (Esping-Andersen, G 1995; Regini 2000; Kalleberg 2000 и мн. др.), и это также является причиной, по которой именно в Европе, как считается, требуется еще большая гибкость, хотя на основании судебных решений и констатировалось (Kalleberg 2000 стр. 355), что гибкость рынка труда США, очевидно, несколько переоценена, и что в действительности качественных различий в гибкости трудовой занятости и оплаты труда на рынках труда Европы и США не имеется.

Каллеберг (Kalleberg 2000, стр. 344–347) приводит три основных точки зрения на структуру рынка труда, имевшие место в последнюю четверть прошлого века:

  • концепция дуализма, вошедшая в оборот в конце 1960-ых годов и исходящая из идеи, что существует, с одной стороны, т. н. первичный рынок труда с хорошими и стабильными рабочими местами и квалифицированной рабочей силой, и с другой – вторичный рынок труда, на котором за малооплачиваемые, нестабильные и вообще плохие рабочие места конкурируют малоподготовленные работники;
  • концепция сегментированного рынка труда, развившаяся в конце 1970-ых и начале 1980-ых годов, согласно которой одновременно существует несколько различных по сути, относительно взаимозакрытых рынков труда, либо в виде внутренних рынков профессиональной сферы или сектора экономики, либо же в разрезе конкретных должностей и организаций;
  • концепция гибкости, которая была разработана в ответ на быстрые изменения на рынке, имевшие место в 1980-ые годы и сопутствовавших замедлению экономического роста aeglustumisega kaasnenud, и на высокую безработицу во многих развитых промышленных странах, и которая рассматривала динамические изменения в структурах рынка труда, делая акцент на их реструктуризации, чтобы сделать систему гибче.

Последнее десятилетие двадцатого века повлекло за собой существенные изменения на рынка труда Эстонии.

Явлением, практически не встречавшимся в конце 1980-ых годов в Эстонии, была безработица. Но в начале 1990-ых трудовая занятость снизилась, причем коэффициент участия женщин упал больше, чем аналогичный коэффициент у мужчин. Одной из причин было то, что при закрытии крупных предприятий многие женщины теряли свою работу. Второй важной причиной, несомненно, было возвращение к традиционным гендерным ролям, когда многие женщины пользовались ранее отсутствовавшей возможностью оставаться дома, чтобы растить детей. Количество работников с неполным рабочим днем увеличивалось, и этот процесс более свойствен именно для женщины. При начале же предпринимательской деятельности мужчины были активнее – их было втрое больше по сравнению с женщинами. Многие исследования показывают, что у женщин, по сравнению с мужчинами, меньше уверенности в себе и веры в свои деловые качества.

Данные исследования 1998 года в области рабочей силы подтвердили, что вырос удельный вес краткосрочных безработных, причем среди мужчин их удельный вес был несколько больше (достигая примерно 2/5) по сравнению с тем же показателем среди женщин. С другой же стороны, среди женщин удельный вес долговременных безработных был вновь больше. С 1998 года безработица среди мужчин скачкообразно выросла, особенно – в отношении долговременных безработных, а также трудовая занятость уменьшалась вплоть до 2000 года. В случае с женщинами спад трудовой занятости стабилизировался и остановился раньше. Из этого можно сделать вывод, что после крупных изменений в обществе и экономике женщины лучше мужчин адаптировались к новой ситуации. За последние годы ситуация на рынке труда улучшилась, и большинство показателей безработицы стали сравнимы со средним значением для Европейского Союза. В то же время, экономический спад 2008–2009 гг. значительно увеличил уровень безработицы. Во время кризиса безработицы среди мужчин росла быстрее, чем среди женщин, поскольку их рабочие места находились в быстрее сокращающихся секторах – недвижимости, строительстве, промышленности. У женщин же рабочие места чаще находятся в сфере обслуживания и в публичном секторе, где рабочие места исчезали не так быстро.

То, что женщин среди безработных меньше – относительно нетрадиционно для всей Центральной и Восточной Европы. В качестве одного из возможных объяснений рассматривается более высокая неактивность женщин. У неактивности женщин есть много различных причин: женщины получают образование дольше (больше) мужчин, женщины сидят дома с детьми до выхода на рынок труда, и обычно это женщины остаются дома с близким, нуждающимся в помощи. Позднее будет уже труднее присоединиться к рынку труда, полученный опыт может оказаться устаревшим, а без опыта работы будет трудно найти работу.