NAISTE JA MEESTE VÕRDÕIGUSLIKKUS     |     Choose language TeadusНаука

Помимо системы общего образования, в Эстонии заметна тенденция феминизации также высшего образования и науки. 70% лиц, поступивших в университет в 2007 году, составляют девушки. В научных учреждениях растет доля работниц женского пола – в 2007 году 48% ученых Эстонии составляли женщины (EC 2008, 26).

Однако участие женщин в различных частях научной иерархии является очень разным. Есть специальности, на которых женщин – ученых и даже студенток женского пола – очень мало: например, физика или некоторые инженерные науки. Во многих сферах науки проблема состоит в том, что юные, способные женщины застревают на карьерном пути, не достигнув высших ступеней в научной иерархии – они долгое время работают ассистентами, научными сотрудниками и лекторами (в Эстонии в категории лекторов и научных сотрудников 55% составляют женщины, в категории старших научных сотрудников и доцентов – 40%, а в категории профессоров и ведущих научных сотрудников – 18% (EC 2009, 96)) или уходят из системы и находят себе применение на других специальностях. На инженерных специальностях и физике эта модель не действует потому, что этим специальностям девушки не склонны обучаться. Причины этого исследовались в Эстонии в рамках нескольких общеевропейских проектов – например, в рамках проектов 5-ой Европейской рамочной программы BASNET, UNICAFE и UPGEM.

Основные обстоятельства, которые уводят новых талантливых женщин из науки – это специфическая рабочая культура и рабочая среда научных учреждений: сложно сочетать исследовательскую работу и семейную жизнь. В экспериментальной науке – долгие рабочие дни и очень быстрое развитие, поэтому тем, кто временно покидает работу для выполнения семейных обязательств, чрезвычайно сложно оставаться в курсе происходящего, и, как правило, невозможно работать с частичной нагрузкой.

Поскольку финансирование научной работы осуществляется на проектной основе, а трудовые договоры преподавателей в университетах – срочные, (будущих) родителей пугает экономическая нестабильность. Кроме того, необходимая в науке международная мобильность не способствует сочетаемости семейной и рабочей жизни.

Трудовая культура имеет еще один важный слой: ценности, установки, ожидания и стереотипы. На инженерных специальностях и в физических науках преобладают образы мужественных ученых. Будущим студентам сложно найти женский пример, которому они могли бы следовать, а также аргументировать свой выбор специальности, ссылаясь на них. Опрошенные в рамках проекта UPGEM многие мужчины и женщины подчеркивали гендерную нейтральность науки, однако, это показалось скорее «страусиной» позицией – замалчивание гендерного неравноправия означает лишь принятие мужской рабочей культуры по умолчанию.

О том, что трудовая культура в сфере науки имеет мужские черты, можно сделать вывод по отсутствию женщин в решающих и представительских органах. С одной стороны, несомненно, что многие женщины – ученые в Эстонии обладают достаточной компетентностью для участия в любых решающих и представительских органах на любых высоких позициях, поскольку около пятой части всех профессоров – женщины, кроме того, женщины каждый год получают научные премии Эстонской Республики. При получении грантов женщины так же успешны, как и мужчины. (Источник: Endla Lõhkivi “Naised teaduses”, Teel tasakaalustatud ühiskonda II (Эндла Лыхккиви. «Женщины в науке», На пути к сбалансированному обществу II), 2010, Министерство социальных дел).